Previous Entry Share Next Entry
Девачковое
semeinaya_lapa
              Чего хочется женщине весной? Любви, романтики? Фигня все это. Практически каждой особи женского пола весной хочется похудеть. Вот и я не стала исключением.Дальше будет страшная история провала.
               В общем-то, похудеть я хочу перманентно, потому что толстая. Нет, не страдающий дрыщ, который с 50 кило поправился до 52, а именно толстая. Собственно говоря, во мне 2 таких дрыща, и еще останется на небольшого ребенка. Не спрашивайте, как я докатилась до жизни такой, уж как-то докатилась, причем, чем дальше, тем уверенней качусь, потому что все ближе к идеальной фигуре — шару.
              В этом году я решила, что все будет иначе. Если раньше я очухивалась где-то в районе 31 мая, ближе к полуночи, то в этот раз приступила к процессу похудения аж в январе. Отожрав положенные мне 9 дней каникул и отгуляв свое др, я твердо решила не есть после 7 вечера. Полтора месяца мужественно терпела лишения, скинув в итоге 1.5 кило. Как бы тут сказать — 1.5 кило при моем весе это как скидка в 5 рублей на новый Мерседес. Следующие три недели как в тумане — помню магазины, торты и холодильник, больше ничего). К апрелю меня посетила страшная догадка, что, наверное, иначе не будет и в этом году. Сейчас я очень страдаю, потому что надо опять не жрать и заниматься, а мне лень. Осознавать, что очередное лето я проведу небольшим таким бегемотом, очень больно, только торт может спасти меня от депрессии. С другой стороны, немножко страшно от перспектив, которые маячат в результате употребления тортов. Меня терзает внутренний конфликт, это вам не хухры-мухры. Дни мои унылы, а вечера трагичны.
              Утром я полна решимости. Утром можно сладкого и мучного. «А после работы позанимаюсь, обязательно» - думаю я, дожевывая бутерброд. Рядом урчат мясом коты.
              Ближе к обеду я начинаю тосковать. Пообедав в столовой, собираюсь домой. Дома тихо. Коты спят. «Пора!» - включаю комп. Есть у меня там небольшой комплекс на 20 минут. «Лучше, чем ничего», - думаю я, переодеваясь в спортивную одежду. Раз-два-три, поехали! Проснувшаяся кошка смотрит издалека, глаза ее становятся все больше. Не выдержав увиденного, она спасается бегством. Кота так просто не испугать. Глаза у него, конечно, тоже округляются, но я подозреваю, что при возможности этот паскудный кот записал бы меня втихушку на телефон и выложил в интернет. Собственно, хватает меня на пару раз. В остальные дни я дрыхну рядом с котами, а они поют мне песни о любви.
              Наступает вечер, все давно дома. Я мрачнею. Коты спят, муж смотрит телевизор, дите в компе. Все при деле, никто не замечает сгущающихся над домом туч. Где-то в районе 8 вечера супруг начинает благосклонно на меня поглядывать. Наконец он решает, что пора.
              - Мусик, - благодушно спрашивает он. - Мусик, есть че пожрать?
Конечно, никакого Мусика в доме давно нет, Мусик сдох еще два часа назад, и по дому теперь шатается злобный толстый тролль с бутылкой обезжиренного кефира, каждый глоток которого открывает в нем новые грани злобства. Во мне живут только два чувства — вожделение к еде и ненависть ко всему остальному.
             -  Хватит жрать, - мгновенно реагирует тролль, - сколько можно.
              - Но я же хочу есть, - поражается муж.
              - Все хотят, - возражает тролль. - Я ничего делать не буду, иди сам ищи.
               Несломленный муж вскрывает холодильник и аппетитно чавкает на кухне, пока я размышляю, как меня угораздило выйти замуж за такую бесчувственную сволочь. Через полчаса, сыто отрыгивая и распространяя запах еды, он снова водружается на диван. Услышав звон тарелок и кастрюль, на разведку выходит дочь. Проверив свою догадку, что на кухне едят, она затаивается ровно на время трапезы отца. Затем наступает ее черед.
              - Мама, я хочу есть! - огромные глаза и капризно надутые губы.
              - ААААААА, блять! - взъерошенный тролль мечется по кухне, накрывая на стол.
              Через 20 минут ребенок довольно ускакивает назад к играм. Просыпаются коты. Пока я судорожно мою посуду и убираю еду, прихлебывая кефир, младший кот изображает страдания. С истошным «Мя-ууууу!» он кидается мне под ноги и опрокидывается на спину, закатывая глаза. С учетом того, что в неполные 10 месяцев он весит почти 5 кило, трехнедельный голод получается у него неважно, но он не сдается. Неподалеку сидит кошка, гипнотизируя меня глазами-блюдцами. Споткнувшись о кота в пятый раз, сдаюсь я. Практически рыдая, тролль нарезает мясо. Страдания мои невыносимы.
              Время 10 вечера. «Ну и х... с ним, с летом», - решает тролль, - «в первый раз, что ли». В глубине души я знаю, что уже к 11 часам раскаюсь в содеянном, но меня неудержимо влечет к еде. Дальше как в тумане -  помню кастрюли, конфеты и холодильник, а больше ничего.....

?

Log in

No account? Create an account